Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

exclam

И вообще, неспроста всё это


Из-за острова на стрежень,
На простор речной волны
Выплывают расписные
Стеньки Разина челны.
И кто его знает,
Чего выплывают,
Чего выплывают,
На что намекают?

На переднем Стенька Разин,
Обнявшись, сидит с княжной,
Свадьбу новую справляет,
Сам веселый и хмельной.
И кто его знает,
Чего он справляет,
Чего он справляет,
На что намекает?
Collapse )


По зачину kachur_donald - там еще много загадочного.
exclam

Медный Пятак

(Петербургская хвалебная песнь)
На берегу пустынных волн,
Вот здесь, лежит большущий ствол.
А он стоял вверх головой,
Стоял он, дум великих полн:
Приют убогого чухонца
С его хозяйкою (Совой),
И в нем Медведь беседу вел
В тумане спрятанного солнца.
А в час пирушки холостой
Тогда не знал никто-никто
Об ней, друзья мои. Для вас
Никто-никто бы нас не спас,
Друзья мои. В тот страшный час
Печален будет мой рассказ.

Увы! Свирепый Ураган
Кругом шумел. И думал он:
Взревел - и повалил Каштан!
Здесь будет город заложен -
Природой здесь нам суждено.
Никто бы нам бы не помог
В Европу прорубить окно,
Когда б не Храбрый Пятачок!
"Смелей!" - он громко произнес. -
"Отсель грозить мы будем шведу!
Друзья, скорей найдите трос
Назло надменному соседу.
Допустим, толстенький шпагат
Уж кое-как себе устрою.
А лучше - тоненький канат,
И в нем Парашу успокою.
И знайте: пусть грозит Беда
Ногою твердой стать при море -
Для Смелых выход есть всегда,
И запируем на просторе!"

И вот герой вознесся ввысь,
Неколебимо как Россия,
Хоть все от ужаса тряслись
С подъятой лапой, как живые.
Туда, туда, где брезжил свет
И ветер дул, печально воя,
Сквозь щель Для Писем и Газет -
Кумир с простертою рукою!
Бросали камни вслед ему
И говорили "Ох" и "Ах",
Его стегали, потому
Герою был неведом страх.

О Храбрый, Храбрый Пятачок!
Какая сила в нем сокрыта!
Нет, он взлетел под потолок -
И где опустишь ты копыта?
Дрожал ли он? О нет! О нет!
Вознесся пышно, горделиво -
И влез в "Для писем и газет"
Однообразную красивость.
Он долго лез, но он пролез
Во мраке медною главой
И смело устремился в Лес,
В опасный путь средь бурных вод.

Да, он, как молния, мелькнул,
Как обуянный силой черной,
Крича: "Спасите! Караул!
Добро, строитель чудотворный!
Сова и Пух в плену. Беда!
Осада! приступ! злые волны!
На помощь! Все-Все-Все сюда,
Как воры, лезут - в окна, чёлны,
Ужо тебе!.." - И вдруг стремглав
Бежать пустился. "Показалось", -
Шепнул он, злобно задрожав,
В шипенье пенистых бокалов.
И Все-Все-Все (кто бегать мог)
В волненье разных размышлений
Помчались, не жалея ног
И бьясь об гладкие ступени.

И вскоре Все-Все-Все пришли,
Нашли безумца моего,
И выход тут же мы нашли,
И тут же - хладный труп его.
Так славься, славься на века,
Как будто грома грохотанье -
Великий Подвиг Пятачка,
Тяжело-звонкое скаканье!
Так славься, славься в вышине,
Кумир на бронзовом коне!
exclam

Пословицы и поговорки народов мира


  • Вкусно - палочки оближешь! (кит.)

  • Сила есть, а money - надо! (амер.)

  • Неразлучны, как арест и Пилат. (др.-евр.)

  • Талант не пропьешь! (др.-гр.)

  • Никогда не откладывай на завтрашний день то, что можешь положить на сегодняшний. (рус.)

Update: Как сказал однажды, ЕМНИП, Россини начинающему автору - "В вашей музыке много нового и интересного, но все новое не интересно, а все интересное - не ново". Как выяснилось, кое-что уже кому-то в голову приходило. Ну, значит, считайте перепечаткой.
exclam

ГЕННАДИЙ НИЛЬСКИЙ



Продолжение процесса, начатого здесь.

Отдельные строфы или части строф подкинули: imenno, osting, ikadell, mitia_f, e_smirnov, rork, poluton и непредставившийся анонимус. Ну и Пушкин тоже постарался (ай да сукин сын!)


Update: Господа! Хочу еще раз подчеркнуть, что сие есть продукт совместного творчества. Например, всеми цитируемая первая строфа принадлежит перу - точнее, клавиатуре - imenno.

I.

"Я был когда-то безымянной
Игрушкою незрячих Парк;
Из-за моей личины странной
Меня не взяли в зоопарк.
Никто в те времена старинны
Ко мне не шёл на именины,
И даже в обществе дворняг
Я был лишён обычных благ.
Но, как сказал однажды Сади,
Те дни - далече: их уж нет.
Мне избавлением от бед
Явился милый друг Геннадий.
Из всех, кого сей мир родил,
Он - самый лучший крокодил!"


II.

Так думал юный простофиля,
Развесив уши на кусте,
Всевышней волею "Мосфильма"
Любимец взрослых и детей.
Друзья Ромео и Джульбарса!
С участниками трагифарса,
Без предисловий, сей же час
Позвольте познакомить вас.
Геннадий, добрый мой приятель,
Родился неизвестно где -
Иль в РуандЕ, иль в УгандЕ -
Какая разница, читатель?
И я гулял бы там меж гор,
Когда б не Герцль, Теодор.


III.

Прищуря профиль крокодильский,
Хвостом опершись о гранит,
В зверинце наш Геннадий Нильский
С восьми и до шести стоит.
Второй Онегин, мой Геннадий,
Лишь публики пристрастной ради,
В своей одежде был педант,
Хотя нисколечко не франт.
Он целый день между решеток
В бассейне тесном проводил
И, хоть формально крокодил,
Как агнец был смирен и кроток
И, крокодилий вздев наряд,
Играть со школьниками рад.


IV.

Бывало, он еще в постеле:
К нему записочки несут.
Что? День рожденья? В самом деле.
В ружье, гармошка! Пусть не ждут,
Пусть пешеходы неуклюже
Прыжками скачут через лужи,
Пусть по асфальту вод поток
Рекой струится между ног;
Не понимают - и прекрасно!
Сегодня день у нас такой,
Мы на гармошке и с душой
Играем всем, холера ясна,
Пока волшебный ветролет
Ice-cream с кино не привезет.


V.

Как рано мог он лицемерить,
Лить крокодилову слезу,
Заманивать гармошкой зверя,
Шутя разыгрывать шизу,
Казаться душкой-крокодилом,
Простым, доверчивым и милым...
Залегши на речное дно,
Как слиться с ним умел в одно!
В засаде как был осторожен!
Завидя жертву средь ветвей,
Как он умел подкрасться к ней!
Как был маневр изящно-сложен!
Как романтичная слеза
Потом туманила глаза!


VI.

Однако в целом жил Геннадий,
Как говорится, без искры.
Отчаянно нуждался в buddy
И ждал фортуны до поры.
Но как-то утром, на рассвете,
Когда и взрослые и дети
Спешили по своим делам,
Помочь себе он взялся сам.
Что ж! От Филей и до Капотни
Записки на столбах висят,
Что он друзей найти бы рад,
А лет ему всего полсотни
(Ведь крокодил, как говорят,
И в пятьдесят бывает млад).


VII.

И что же? Новый день с зарею
Своей мозолистой рукой
Доставил с солнцем за собою
Веселых френдов шумный рой.
Геннадий только пробудился -
Дом полон; весь beau monde явился
В кибитках, в бричках и в санях,
Как на больших похоронах.
Один - щенок с пятнистой мордой,
Другой - котенок озорной,
Вот Галя - девочка с веслой,
Лев Чандр чопорный и гордый,
Вот Марья Францевна, а вот -
Жирафа, длинная как год.


VIII.

Но вот толпа заколебалась,
По зале шепот пробежал...
Ко входу дама приближалась,
Как будто важный генерал.
Она была нетороплива,
Не холодна, не говорлива,
Без взора наглого для всех,
Без притязаний на успех,
Без этих маленьких ужимок,
Без подражательных затей...
Всё тихо, просто было в ней,
Она казалась верный снимок
Du comme il faut... (Прости меня:
Тут текст я вовсе не менял).


IX.

Из сумочки на мир смотрели,
Как очи черные, глаза.
Была то крыса, в самом деле -
И хорошо, что не коза!
Стремительна, полувоздушна,
Приказу тихому послушна,
Из сумки медленно скользит,
И вдруг - прыжок, и вдруг - летит,
Едва касаясь тротуара,
И быстро фуэте кружит,
Подобно типовой Брижит
В руках абстрактного Бежара.
Но мы, однако, отвлеклись:
Лариска, в сумочку вернись!


X.

Минуты две они молчали.
Потом старушка подошла,
Спросила: "Это вы писали?
Не отпирайтесь. Я прочла
Души доверчивой признанья,
Невинной дружбы излиянья;
Мне ваша искренность мила;
Она в волненье привела
Давно умолкнувшие чувства;
Но вас хвалить я не хочу;
Я за нее вам отплачу
Признаньем также без искусства;
Примите исповедь мою:
Себя на суд вам отдаю.


XI.

"Мой друг! Кто людям помогает -
Свое лишь тратит время зря;
В наш век хорошими делами,
Увы, прославиться нельзя.
Вот мой пример - другим наука:
Поверьте (совесть в том порукой),
Всем надо делать точно так,
Как я - старуха Шапокляк.
Как хорошо, что вы зеленый
И плоский! Можно к кошельку
Приделать нитку претонку
И бросить на асфальт с газона:
Прохожий наклоняться стал -
Ан кошелек уж и сбежал!"


ХII.

- "Сударыня, мы тут с друзьями
Решили строить новый дом.
Не соизволите ли с нами
Заняться праведным трудом?
Нам помогают пионэры,
Таскают шифер и фанеру;
Не влиться ль Вам в сей шум и звон?
Не помешать ли Вам - бетон?"
Но мысль ее не возбудила.
"Ах, так?" - воскликнула она,
Негодования полна,
Метнула крысу в крокодила,
Рукой поправив седину,
И объявила им войну.


XIII.

Быть можно странною игрушкой
И думать о красе домов.
Недолго мучилась старушка -
Вот небоскреб уже готов.
Пусть крив, и дыры на карнизе,
Наводит мысли он о... Пизе
(Прости, читатель! В пене дней
Всегда я думаю о ней).
Цветов горшок, упав, разбился
(Прощальный шапоклячий дар)
О крокодилий боливар,
И дом торжественно открылся.
Кто там хотел иметь друзей?
Бегите к нам сюда скорей!


XIV.

Под плеск оваций Чебурашка,
Ушьми застенчиво шурша,
Оркестру делает отмашку,
На стул влезает не спеша
И начинает вдохновенно:
"Радели долго мы посменно
Среди песка и щебня груд -
Не пропадет ваш скорбный труд!
Пусть в доме будет детский садик -
А я так в будке поживу;
Известен уж на всю Москву
Бомж Чебурашка, скромный цадик.
К тому же, есть там телефон -
Замена счастью нынче он."


XV.

Так молвил он, темно и вяло.
Чуток похлопав, все уже
Решили, что пора настала
Идти домой, нырять в ЖЖ,
Как вдруг - скорей смотрите, дети! -
Кто там в малиновом берете?
Старуха Шапокляк! Одна,
Идет не убрана, бледна,
Письмо какое-то сжимает
И тихо слезы льет рекой,
На крысу приложась щекой.
Геннадий взял письмо, читает:
"Не буду больше делать так."
И снизу подпись: "Шапокляк".


XVI.

О, кто бы мук ее тяжелых
В сей быстрый миг не прочитал!
Кто б прежней девочки веселой
В старушке утлой не узнал!
На заднем плане, охнув тяжко,
Упал со стула Чебурашка.
Она вздрогнула и молчит,
И на Геннадия глядит,
Без удивления, без гнева...
Ее больной, угасший взор,
Молящий вид, немой укор
Всё говорят. Простая дева,
С мечтами, сердцем прежних дней,
Теперь опять воскресла в ней.


XVII.

Она ушла. Стоит Геннадий,
Как будто громом поражен,
Не замечая то, что сзади
Хвостом он в лужу погружен.
Но шпор незапный звон раздался,
И фининспектор показался,
И здесь героя моего,
В минуту, злую для него,
Мы бросим быстренько - поскольку,
Сколь б нам он ни был мил, за ним
В тюрьму пойти мы не хотим
За незаконную застройку
На территории Москвы.
Законы надо знать, увы!


XVIII.

Мечтам и годам нет возврата,
Что уплывают тихо вдаль.
Настанет лучшее когда-то,
Но прошлого немного жаль.
По рельсам замыслов вчерашних
Летит вагончик жизни нашей,
Чей дальний путь среди степей
Подобен скатерти твоей.
Явивши низкое коварство,
Кого-то, честно говоря,
Мы обижали, может, зря,
Но время - лучшее лекарство,
И календарь закроет лист...
Прибавь-ка ходу, машинист!


XIX.

Блажен, кто с молоду был зелен,
Блажен, кто зелен в пятьдесят!
Здоровый дух в здоровом теле
И др., и пр. Но в аккурат
Мы подошли к тому моменту,
Когда мы ждем апплодисментов
За этот ад, за этот бред -
Пусть кто-нибудь родит на свет
Мультфильм по нашему творенью,
Под музыку Петрыльича,
Как бы резвяся и торча,
Чей труд заслужит одобренье,
Чья шаловливая рука
Потреплет лавры Хитрука!

slippery

Помогите, люди добрые

Не могу заставить себя слушать реквием Верди. Редко от какого классического произведения меня так воротит. Если кому-то он нравится, пособите, расскажите, что с ним надо делать, чтобы это не звучало так дешево?

В основном, над реквиемами композиторы стараются. Моцарт, Форе, Дворжак, даже неконвенциональные Брамс и Бриттен - во всех них если не все прекрасно, то по крайней мере есть места, которые мне хочется слушать и перематывать и переслушивать. В реквиеме Верди - нет. Ну, может, первые полминуты от силы. Нет, я не против оперности и бумс-бумс; мне вполне нравится, например, реквием Берлиоза. Но тут мне неустанно представляется, как "амуры, черти, змеи на сцене скачут и шумят".

Что делать? Плюнуть? Или продолжать искать То Самое Исполнение, Которое?
Кто-то знает о Таком Исполнении?
  • Current Music
    он, родимый
  • Tags
slippery

Об ивритских именах

В одном и том же имени у разных людей ударение ставится по-разному. Как это с ходу определить? Сами они как-то могут догадаться, кто Амос, а кто Амос, кто Эйтан, а кто Эйтан, и т.п.? Это как-то от проис/хождения зависит?
А то назовешь его Амос - а он поправляет: "Амос".
И неудобно. А в другой раз - наоборот...